Общество с ограниченной ответственностью
«Агентство ФТМ, Лтд.»,
созданное в 1990 году, работает в сфере
авторского права.
 
   
   
   
   
   
   
   
  Поиск по сайту:
 
 

Результаты поиска >>  На королевском пороге

Писатели
Переводчики
Драматурги
Художники
Фотографы
Иностранные авторы

  На королевском пороге

<<Назад

  • Описание
  • Отрывок
  • Спектакли
  • Издания

Автор: Йейтс, Уильям Батлер

Язык оригинала: русский

Перевод: Кружков Григорий Михайлович

Аудитория: взрослая

Форма: пьеса

Жанр: трагедия

Тематика: героическая

Прославленный поэт Шонахан лежит на лестнице королевского дворца в Горте. Король исключил его из совета, тем самым поправ древние права поэтов. Шонахан решает ответить на обиду по древней традиции, уморив себя голодом у дверей обидчика, что считается бесчестьем для дома, даже для королевского. К нему приходят многие: ученики, мэр его родного города, посланец от родителей, возлюбленная, никто не может уговорить его отказаться от своих намерений. Король и сам бы рад спасти поэта, столь популярного в народе, но однажды приняв решение, вернуть Шонахана в совет он уже не может, иначе – подорвёт свою власть. Так мы становимся свидетелями смерти человека, который готов на всё ради своих убеждений.


Лестница королевского дворца Гуаири в Горте. Перед лестницей сбоку — стол с едой и скамья. Шонахан лежит на ступенях. Ученики переминаются внизу. Король стоит на верхней ступени перед занавешенным входом во дворец.

Король

Мы рады видеть вас — людей, искусных

В двух видах музыки, что меж собой

Несходны, словно женщина с мужчиной.

Вы, знающие струнные орудья,

Способные сливать слова и звуки

Столь сладостно, как будто речь сама

Становится мелодией, и вы,

Умеющие дуть в витые роги,

Чье ремесло без слов, зато без лести

Кумирам времени, — благодарю.

Мы ждали вас, как ждет любовник ночи

В серебряном возке, как одинокий —

Рассвета в колеснице золотой.

Вы призваны сюда, чтобы спасти

Жизнь вашего учителя; сегодня

Она как угасающее пламя —

То вспыхнет, то поникнет.

Старший ученик

Что случилось

С великим Шонаханом? Лихорадка —

Или иная хворь? Когда он слег?

Король

Не лихорадка — это и не хворь.

Он сам по доброй воле выбрал смерть,

Отказываясь от еды и пищи,

Чтоб досадить мне; ибо есть обычай —

Старинный и нелепый: если кто-то

Обижен иль сочтет, что он обижен,

И голодом себя заморит сам

Под дверью у обидчика, такое

Считается бесчестием для дома,

Будь это даже царский дом.

Старший ученик

Не знаю,

Что и сказать. Мой долг — повиноваться,

Но как повиноваться я могу,

Когда мой самый дорогой Учитель

Счел для себя достойней умереть,

Чем вынести обиду? Кто решится

Швыряться жизнью из-за пустяка?

Король

Я знал, что вы поддержите его,

Пока не убедитесь, как мелка

Причина для обид. Три дня назад

Я уступил роптанию придворных —

Епископов, воителей и судей —

Узревших для себя бесчестье в том,

Что вместе с ними на Совете Высших

Сидит слагатель песенок. Сперва

Я попросил его весьма любезно,

Но он сослался на права поэтов,

Что якобы от сотворенья дней

Утверждены. На это я ответил,

Что лишь король — источник всяких прав

И только тем мужам, кто правит миром,

А не поет о мире, подобает

Честь высшая. Придворные мои —

Епископы, воители и судьи —

Все выразили криком одобренье;

Под этот шум он вышел, но с тех пор

Отказывался от еды и пищи

С надменным вызовом.

Старший ученик

Мне стало легче;

Вы сняли камень у меня с груди —

Обычай старый вряд ли стоит жизни.

Король

Уговорите есть и пить упрямца.

Сперва я думал: может быть, сам голод

И жажда убедят его, но тщетно.

Он, видно, хочет уморить себя.

На вас отныне вся моя надежда,

А также на соседей и друзей,

К которым я послал гонцов. Пока

Он здесь лежит и губит жизнь свою,

Честь моя гибнет. Но и на попятный

Пойти нельзя: все сразу обвинят

Меня в постыдной слабости, и трон

Поколебаться может.

Старший ученик

Понимаю —

И попытаюсь убедить его.

Быть может, пребывая в неких грезах,

Он ваших справедливых слов, король,

Не слышал вовсе.

Король

Пусть поест немного.

Тревожусь я не только о себе

И добром имени своем, но также

О нем самом. Он человек, способный

Внушить к себе любовь и мужу битв,

И женщине — и всякому, кто судит

О человеке лишь по одному

Достоинству его. Но я — на троне,

И должен мерить мерой государства.

Своим безумством он превысил меру,

Своей гордыней пошатнул устои,

Повел себя надменно и мятежно.

(Готовится уйти, но вновь оборачивается).

Сулите ему дом с землей и лугом,

Богатые одежды, деньги, жемчуг —

Все, кроме права древнего поэтов.

Уходит во дворец.

Старший ученик

Король несправедливо поступил.

Но Шонахан, решивший умереть

За отнятое право, судит вздорно.

Взгляни на нас, Учитель. Отрешись

От дум своих и погляди на нас:

Всю эту ночь с коней мы не сходили,

Скакали от заката до восхода,

Чтоб оказаться здесь.

На королевском пороге (мягкая обложка)

Автор: Йейтс, Уильям Батлер
Перевод: Кружков Григорий Михайлович
Издательство: ФТМ (Москва, Россия)
Год издания: 2014
ISBN: 978-5-4467-2057-6

Подробнее...
 

<<Назад

HotLog    @Mail.ru