Общество с ограниченной ответственностью
«Агентство ФТМ, Лтд.»,
созданное в 1990 году, работает в сфере
авторского права.
 
   
   
   
   
   
   
   
  Поиск по сайту:
 
 

Результаты поиска >>  Общество слепых

Писатели
Переводчики
Драматурги
Художники
Фотографы
Иностранные авторы

  Общество слепых

<<Назад

  • Описание
  • Отрывок
  • Издания
  • Спектакли

Автор: Гамильтон, Грег

Язык оригинала: русский

Аудитория: взрослая

Форма: пьеса

Жанр: драма

Тематика: авантюрная

Место действия: США

Время действия: Наше время

Роли: 6М,2Ж

Пятеро авантюристов решают организовать «Общество слепых», благотворительную организацию, призванную помочь людям с ограниченными возможностями. Помимо основной задачи, безусловно, она должна помочь нашим героям отмыть и приумножить свои сбережения. Но, когда ты замахиваешься на позиции вверху социальной лестницы, стоит ожидать, что таких же авантюристов здесь будет гораздо больше, чем среди обывателей…

Пожалуй, одним из главных достоинств пьесы можно назвать то, что несмотря на жанр, гораздо более характерный для кино, чем для театра, она по настоящему сценична. Гамильтону удаётся не только выстраивать хитросплетённые перипетии, являющиеся неотъемлемой частью жанра, но и прописывать не менее хитросплетённые и остроумные диалоги между персонажами, позволяющие сократить количество действий физических, необходимых для кино, и сосредоточиться на хитростях самих персонажей, их речевых играх и актёрстве внутри самого сюжета. Всё это делает пьесу одним из лучших образчиков этого жанра, притом полностью приспособленного для сцены.


«ОБЩЕСТВО СЛЕПЫХ»

 

История, которой  быть не могло

Действующие лица:

Даниела Слейни – секретарь Общества слепых

Боб Казарлей – казначей Общества

Каролина Бизи – связывает Общество с общественностью

Дик – громила

Трой – громильчик

Арчибальд Макинтош – мэр города, в котором разворачиваются события

Тед Баррет – секретарь мэра

Ведущая телевидения, оператор с камерой, человек

с видеокассетой.

 

Действие  происходит в канцелярии  Общества слепых

 

Действие первое

 

Канцелярия Общества слепых. Обстановка, более чем, скромная: стол, несколько стульев, журнальный столик, три потертых кресла. На стене - портрет глянцевого красавца с надписью: «Он тоже когда-то был зрячим». В помещении - Дик и Трой, одетые с претензией на нищенство.

 

ДИК. – Ты когда-нибудь задумывался над тем, какое занятие са- мое трудоемкое на свете?

ТРОЙ. – Любишь ты порассуждать на разные темы, Дики, но в данном случае совершенно напрасно напрягаешь голосовые связки. Откуда мне знать, что трудно, что легко, если я никогда ничего не делал?

ДИК. – Ошибаешься, малыш! Ты у нас – самый занятой парень в стране, исключая несколько десятков джентльменов – компанию или шайку, называй как угодно, оба определения верны – напыщенно именующих себя «отцами нации». Те, по их словам, заняты по двадцать пять часов в сутки и давно позабыли, что такое постель…

ТРОЙ. – Мне приятно, что мой старый товарищ столь высокого мнения о моих умственных способностях, но был бы признателен тебе, Дик, если бы ты выразился определенней.

ДИК. – Что делаешь ты, мой скромный друг, когда человечество предается тревожным снам о любви, а те, кому повезло больше других, занимаются ею? Мобилизовав весь свой могучий интеллект,  изображаешь случайного прохожего, стоя на стреме у магазина, хозяин которого задержался с закрытием, и ждешь, когда выйдут с выручкой такие же труженники,  как ты, не оставившие его неосмотрительность без внимания. Чем ты занят утром следующего дня, когда население, страдающее частью от бессонницы, частью от не-удовлетворенных желаний,  двинулось зарабатывать себе на хлеб насущный? Взяв ноги в руки, спасаешься от полиции, которая, как всегда, появляется некстати. Свой отпуск ты проводишь в захудалом санатории в Небраске, где еда – ни к черту, прогулки – раз в неделю, даже телевизора в номере нет, а отдохнув, снова включаешься в борьбу за существование с неистовостью, которой человечество не знало со времен динозавров. Ты вкладываешь в свои занятия больше усилий, чем боксер-тяжеловес в период подготовки к мировому чемпионату и больше мозгов, чем первый парень по компьютерам – в миллиарды Билла Гейтса. Какой же ты бездельник, Трой Масик?

ТРОЙ. – Хорошо, что ты в это веришь. Было бы неплохо, если б и я поверил. Последние две недели были сущим адом, дружище. Я не давал показаний в суде. Не выслушивал страстных речей прокурора и невнятного бормотания защитника. Не попадал в тюрягу и не выходил из нее. Даже на шухер никто не приглашал, хотя всем известна моя квалификация.

ДИК. – В этом деле мало кто сравнится с тобой!

ТРОЙ. – И, вдобавок ко всему, за это время моя персона не заинтересовала ни одного копа!

ДИК. – Что может быть горше для профессионала такого класса!

ТРОЙ. – Меня будто вывернули наизнанку и вывесили на самый солнцепек. Я высох. Во мне нет жидкости.

ДИК. – Ну, это легко исправить.

ТРОЙ. – У меня не осталось сил!

ДИК. – Наконец-то мы добрались до сути! Ты ответил на мой вопрос, старина. Ничто не изнуряет так, как безделье. Вот почему люди так стремятся себя занять. Даниела поставила жесткое условие: хотим участвовать в деле – три месяца ведем себя, как ангелы.

ТРОЙ. – Зачем это ей понадобилось?

ДИК. – Думаю, нас проверяют, парень – выдержим ли мы – потому что нам и в дальнейшем придется вести себя точно так же.

ТРОЙ. – Во что превращается жизнь, если не надо улепетывать от полиции!

ДИК. – Пора остепениться, стать уважаемым человеком, занять свое место в обществе.

ТРОЙ. – В эту компанию мне не хочется. Твои, так называемые, «уважаемые люди» – жулье похлеще, чем мы с тобой. Этим в голову не придет выдавать себя за громил. Почему я должен выдавать себя за порядочного человека? Меня уважают такие люди, как ты, Дик, и этого мне достаточно.

ДИК. – Если умение оставаться самим собой при любых обстоятельствах служит критерием порядочности, то ты – самый порядочный человек из всех, кого я знаю. Да, только в радиусе миллиона миль ты, один такой, друг!

 

Входит Даниела Слейни. За ней следует Боб Казарлей. Даниела деловита и привлекательна. Боб подозрителен и угрюм. Молча оглядывает присутствующих. Затем его внимание привлекает плакат.

 

ДАНИЕЛА. – Здесь у нас приемная, мистер Казарлей.

БОБ. /О плакате/ – Впечатляет! Оглянись на путь свой и задумайся над тем, куда он привел тебя, ибо то место, где ты находишься сейчас, есть начало.

ТРОЙ. – Это из Библии?

БОБ. – Это из меня /о плакате/. Чья это идея, мисс Слейни?

ДАНИЕЛА. – Моя, с вашего позволения. Дальше канцелярия и конференц-зал.

БОБ. – Не возражал бы взглянуть.

 

Казарлей подходит к Дику и Трою и вручает каждому по долларовой бумажке.

 

БОБ. – Прошу прощения, господа, я не подаю больше доллара.

 

Удаляется в канцелярию.

 

ДАНИЕЛА. – Отлично, мальчики! Если уж сам Боб Казарлей принял вас за нищих…

 

Спешит вслед за Бобом.

 

ТРОЙ. – Каждые пол-минуты доллар! И безо всякого принуждения дающих! Кто этот щедрый джентльмен?

ДИК. – Твоя прогрессирующая глухота напоминает о себе в самое неподходящее время, парень. Тебе еще повезло, что это не налет, а ты не на стреме. Надо заорать в самое ухо – «Полиция!» – чтобы ты сообразил, что к чему. Это – Боб Казарлей!

ТРОЙ. – Тот самый?

ДИК. – Лучший из аферистов, чья нога когда-либо ступала на эту благословенную землю. Нам очень повезло, что этот джентльмен осчастливил своим присутствием ни долину Ганга, ни Норвегию, где его без сомнения не оценили бы по достоинству, ни Россию, где он попросту затерялся бы среди себе подобных, а нашу великую страну, в которой он стал таким же ее символом, как статуя Свободы, жевательная резинка и Генри Форд.

ТРОЙ. – Я слышал, Боб отошел от дел?

ДИК. – И давно. Но периодически возникает там, где запахло жареным.

ТРОЙ. – Значит, и здесь запахло?

 

Из канцелярии появляются Даниела и Боб в сопровождении Каролины Бизи. Каролина принадлежит к той категории женщин, чей возраст трудно определить, а эпитеты «легкая», «воздушная» и «мечтательная» скрывают особу, умеющую постоять за себя.

 

ДАНИЕЛА. – Леди и дентльмены! Это наш новый сотрудник мис- тер Боб Казарлей. Мистер Казарлей курирует действия персонала и членов Общества с целью предотвратить явления,  противоречащие нашим высоким целям.

ТРОЙ /Дику/. – Что значит «предотвратить»? Если мы намерены что-нибудь слямзить, не допустить, чтоб не слямзили?

ДАНИЕЛА. – Есть смысл представлять этого джентльмена?

ДИК. - Кто на данной географической широте не знает Боба Казарлея?

КАРОЛИНА. – Я.

БОБ /Дику/. – Умение образно выражать свои мысли однозначно изобличало в нем старину Дика. Извини, что не узнал тебя: ты прежний,  да, только глаза у меня нынче не те. У тебя цветущий вид, парень!

ДИК. – Когда нет денег, остается утешаться здоровьем.

БОБ. – Ты не был бы собой, если бы ответил иначе. Приятно снова работать вместе.

ДИК. – И я рад тебя видеть, Боб!

БОБ /Каролине/. – Что касается вас, мисс Бизи, нет ничего странного в том, что вы ничего не слышали обо мне. Я человек скромный, моя известность сильно преувеличена. Гораздо более странным представляется то, что я никогда не слышал о вас, леди.

КАРОЛИНА. – Могу расценить это как комплимент?

БОБ. – Я всего лишь констатирую факт,  мисс Бизи. Изрекай не устами своими, но сердцем своим, и да откроется истина тем, кто внемлет тебе.

ТРОЙ. – Это из «вас», мистер Казарлей?

БОБ.  – Это из Торы, мой мальчик. /Дику/ Кто этот пытливый юноша, Дики? Прошу прощения, господа, мы должны доверять друг другу, а доверять или не доверять можно только тем, на кого у вас есть досье. Надеюсь, вам не покажутся странными те несколько вопросов, которые я намерен задать. В свою очередь, прошу адресовать мне любые вопросы, на которые обязуюсь ответить с максимально возможной искренностью.

ДИК /Трою/. – Боб и искренность… Ну, насмешил! /Бобу/. Это - Трой Масик, мистер Казарлей, лучший на шухере от Великих Озер до Текилы, и от Атлантики до Шерон Стоун.

БОБ. – Не знаю, как тебя собираются использовать здесь, Трой, но рекомендация отменная.

ДАНИЕЛА. – Не стану дожидаться вопросов, мистер Казарлей. Расскажу о себе сама.

БОБ. – Ваша репутация – вне сомнений, мисс Слейни. А поскольку вы – автор этой замечательной идеи, у меня нет никаких оснований подозревать вас в намерении навредить самой себе.

ДАНИЕЛА. – Благодарю вас, Боб.

БОБ. – Я наслышан о некоторых ваших делах, Даниела.

ДАНИЕЛА. – Не знаю, о чем вы, мистер Казарлей… Никогда не участвовала ни в каких-таких делах! Моя сфера деятельности – благотворительность. Я всю жизнь помогала страждущим.

БОБ.  – Вот и я о том же…/Каролине/ Сколько раз вы сидели, мисс Бизи?

КАРОЛИНА. – Насколько я понимаю, речь идет о том, мотала ли я срок?

БОБ. – Именно!

КАРОЛИНА. – Ни разу!

БОБ. – Вы уверены?

КАРОЛИНА. – Как и в том, что вы – мрачный, подозрительный тип, мистер Казарлей. Только вот не пойму, с чего бы?.. Повышенный выброс желчи?

БОБ. – Не сидели, значит, сумели выкрутиться? Хороший адвокат, внешность, располагающая к доверию?

КАРОЛИНА. – Я утверждаю, что за всю жизнь ни разу не была в суде! Тем более, в качестве обвиняемой.

БОБ. – Если бы нам удалось прочесть ваш файл в компьютере полиции… 

КАРОЛИНА. – Ходите по тонкому льду, Боб! Если я скажу, что нет такого файла, значит, мне точно известно, что его там нет. А раз мне это известно… Догадываетесь, к каким выводам это может привести? Отвечу так: мне не известно, какие данные обо мне занесены в полицейский компьютер и есть ли они там вообще. Моя сфера деятельности – благотворительность. Я всю жизнь помогаю страждущим.

БОБ /Даниеле/. – Что здесь делает эта женщина? Она не только умная, она еще и честная! Подобное сочетание - прямая угроза нашему делу!

ДАНИЕЛА. – Присутствие а нашем деле женщины глубоко порядочной, весьма кстати. Мы помогаем страждущим. Каролина поможет нам.

БОБ. – Буду рад услышать - чем именно?

ДАНИЕЛА. – Держаться в рамках, за которые выходить не стоит.

БОБ. – Чего доброго, она всех нас обратит на путь истинный.

КАРОЛИНА. – И не собираюсь! Все мы – одной веры. Вы, я, мисс Слейни, эти джентльмены… Все! Каждый надеется однажды утром проснуться и обнаружить, что в окружающем пространстве за ночь произошли чудесные изменения к лучшему. Кто- то переписал сценарий, заменил исполнителей, обновил костюмы и декорации, и воцарился рай! Проснуться в раю! Проснуться богатым. Проснуться здоровым. Проснуться рядом с любимой женщиной. На собственной вилле на Болеарских островах. На двадцать лет моложе или старше на весь срок приговора. Проснуться, где угодно, даже в сточной канаве, только не в камере. На худой конец, проснуться без похмелья… И в попытках достигнуть рая здесь, на земле, каждый следует своим путем. Один истово молится. Другой творит добрые дела. Третий паскудит направо и налево. Кто-то складывает деньги в банки, а кто-то эти банки грабит… Вы сказали, мистер Казарлей,  что ответите налюбой вопрос. Ответьте на мой.

БОБ. – К вашим услугам, мисс Бизи.

КАРОЛИНА. – Вы готовы поделиться со страждущими?

БОБ. – Было бы чем делиться.

КАРОЛИНА. – Мистер Казарлей ежегодно жертвует крупные суммы на содержание приюта, где он воспитывался.

БОБ. – Совсем недавно вы утверждали, что ничего обо мне не знаете.

КАРОЛИНА. – Мисс Слейни – аналогичные действия в адрес лечебницы, в Масачузетсе, где в конце жизни содержалась и умерла ее мать.

ДАНИЕЛА. – Да, но откуда…

КАРОЛИНА. – Мистер Дик и мистер Трой после каждого удачного дельца арендуют ресторан на окраине и кормят досыта любого, кто не страдает отсутствием аппетита и не обременен наличием самой мелкой монеты. Эти же джентльмены были замечены несколько раз на Рождество в бедных кварталах за раздачей подарков детям.

БОБ. – Откуда, черт побери, вам это известно, если вы не из полиции?

КАРОЛИНА. – У меня, как у каждой женщины, есть маленькие женские секреты, мистер Казарлей. Я согласилась работать в Обще-стве слепых вместе со всеми вами потому, что знаю: кое-что перепадет и незрячим. Если бы это Общество возглавляли так называемые «порядочные люди», слепым не досталось бы ничего.

БОБ. – Хороший ответ, мисс Бизи! Я снимаю сомнения по поводу вашей кандидатуры.

ДАНИЕЛА. – Полдень, господа! С минуты на минуту явится мэр.

 

Общество слепых (мягкая обложка)

Автор: Гамильтон, Грег
Издательство: ФТМ (Москва, Россия)
Год издания: 2013
ISBN: 978-5-4467-0002-8

Подробнее...
 

<<Назад

HotLog    @Mail.ru