Общество с ограниченной ответственностью
«Агентство ФТМ, Лтд.»,
созданное в 1990 году, работает в сфере
авторского права.
 
   
   
   
   
   
   
   
  Поиск по сайту:
 
 

Результаты поиска >>  За Америку!

Писатели
Переводчики
Драматурги
Художники
Фотографы
Иностранные авторы

  За Америку!

<<Назад

  • Описание
  • Отрывок
  • Издания
  • Спектакли

Автор: Бронникова Екатерина

Язык оригинала: русский

Аудитория: взрослая

Форма: пьеса

Жанр:

Тематика:

Действие разворачивается в хрущевке. Там живут двое: Мария Петровна, пожилая и очень простая женщина, и ее дочь Вика, танцовщица в ночном клубе. Мать постоянно тащит вещи с помойки, не дает ничего выкидывать, превращая и без того тесную квартиру в хранилище хлама, раздражая своим поведением дочь. Единственная отрада для Марии Петровны — ее сын, Виктор, уехавший семь лет назад в Америку и открывший там бизнес. И вот, в один прекрасный день он возвращается к матери, и вдруг выясняется, что все эти годы он провел совсем не в США... 


Первое действие

Картина 1

Квартира Марии Петровны. Двухкомнатная хрущевка, комнаты смежные, кухня малюсенькая. Мебель вся старая, еще из советского прошлого, все забито разными вещами, пакетами и коробками, то тут, то там лежат груды газет, журналов, кресло завалено мятой одеждой. А в комнате Вики почти пусто, стоят только современные диван, журнальный столик и шкаф, на стене висит огромный телевизор. Вика лежит на диване, входит Мария Петровна с пакетами в руках, что-то начинает в них искать.

Вика. Мама, ну что ты шуршишь? Дай поспать.

Мария Петровна. Уже час дня! Ночью надо спать!

Вика. Я вообще-то работаю!

Мария Петровна. Работает она! Позоришь семью!

Вика. Я не позорю, что ты несешь, а? Дай поспать! Иди в свою комнату и там шурши.

Мария Петровна что-то находит в пакете.

Мария Петровна. Вот, ездила в Ашан, купила тебе трусы. Ты же сама не в состоянии.

Вика. Отстань от меня!

Мария Петровна. На-ка, примерь.

Вика. Не надо мне. Я сама себе куплю нормальные трусы. Эти я носить все равно не буду. Они же детские. Ты что не видишь?

Мария Петровна. Это хэ бэ! А ты синтетику купишь. Стринги всякие. Натирает везде. Их вообще нельзя носить, глисты будут.

Вика. Мама! Хватит уже! Я спать хочу. Иди, иди!

Мария Петровна. Ничего не знаю. Сегодня Витенька приедет, а ты дрыхнешь! Не будешь эти трусы носить, значит? И не надо. Вот, Витенька женится, я их его жене подарю. Он-то себе порядочную выберет, не как ты. Без стрингов.

Вика. Кто приедет?

Мария Петровна. Витя приедет, ты нормальная, нет? Кто еще к нам может приехать?

Вика. С чего ты взяла, что он приедет?

Мария Петровна. Так он позвонил сегодня утром, ты же спишь, как пожарная лошадь, ничего не слышишь.

Вика. Позвонил? Куда позвонил?

Мария Петровна. Куда-куда, на домашний телефон.

Вика. Откуда он позвонил?

Мария Петровна. Из Америки, откуда еще! Сказал, что на поезд садится, и вечером будет дома.

Вика. На поезд? Вот черт.

Мария Петровна. Ты что не рада?

Вика. Рада-рада. Счастлива просто. Безумно. Чаю мне принеси.

Мария Петровна. А по тебе не скажешь, что ты рада.

Вика. Чаю принеси, говорю!

Мария Петровна уходит на кухню.

Вика. Вот козел вонючий, навязался на мою голову!

Мария Петровна приносит кружку с чаем и ставит ее на журнальный столик, садится рядом с Викой.

Мария Петровна. У него в Америке, наверное, все есть. И дом, и машина. Он же умный такой, в институт поступил. И в школе у него пятерка по английскому была. Не то, что ты — троечница.

Вика. Ты что опять старый пакетик заварила?

Мария Петровна. Он не старый. Он нормальный.

Вика. Ты можешь мне новый пакетик заварить? Заварить и выбросить? В мусор. А не складывать в кружечку отдельную и потом сто раз еще заваривать.

Мария Петровна. Это нормальный чай.

Вика. Пить невозможно, ни вкуса, ни цвета, ни запаха – ничего.

Вика встает, берет кружку и собирается идти на кухню.

Мария Петровна. Не выливай! Я сама выпью!

Мария Петровна забирает чай, Вика ложится обратно на диван.

Вика. Глаза слипаются, не могу. Во сколько он приедет?

Мария Петровна. Не знаю, сказал вечером. (Пьет чай.) И нормальный чай, ароматный. Ты когда уже эту работу бросишь? Ужас просто, неужели другой работы нет? Хорошо, что Витя не знает. Давай, не будем ему говорить, травмировать? Он там пашет, в своей Америке, думаешь легко ему? Он-то самостоятельный, а я тебе трусы все еще покупаю, хоть бы спасибо сказала. Вика?

Вика. Спасибо. Я спать хочу, иди уже, мама, давай.

Мария Петровна. Кушать не хочешь?

Вика. Иди!

 

Картина 2

Кухня. Везде нагромождены пустые банки, посуда, разная ерунда. Вика расчистила место на подоконнике, стоит возле окна и курит. Входит Мария Петровна с пакетами.

Мария Петровна. Опять на кухне куришь?

Вика. Ты бы хоть окна помыла, а то все заляпанные.

Мария Петровна. Зачем их мыть? Первый этаж. Все ходят, заглядывают.

Вика. Ты что там опять накупила?

Мария Петровна. Витя же приедет, ему подарки.

Вика выбрасывает окурок в форточку, берет у Марии Петровны один из пакетов, роется в нем.

Вика. Зачем ему бесплатные пакетики с сахаром?

Мария Петровна. Как зачем? Ты не знаешь, зачем сахар нужен? Ты думаешь, он в Америке бесплатный бывает? Там все за деньги!

Вика. Ты опять в торговом центре туалетную бумагу откручивала?

Мария Петровна. Я только моточек небольшой.

Вика. Да у тебя эти моточки по всем углам натыканы. Это что? Полотенце? Зачем тебе сто десятое полотенце?

Мария Петровна. Это Вите, подарок!

Вика. Бесплатные карандаши из «Икеи» тоже подарок?

Мария Петровна. Ты просто завидуешь!

Вика. Чему тут завидовать?

Мария Петровна. Ты завидуешь, что у него жизнь удалась, он в Америку уехал, он там нарасхват, его там ценят, он там нужен! Он работает, специалист высшего класса! А ты тут, перед мужиками жопой крутишь. Да ладно бы они богатые были, но ты же получаешь три копейки! Мать гнобишь, обираешь!

Вика. Я тебя обираю?

Мария Петровна. Это же ты выбросила мою доску разделочную?

Вика. Да ей сто лет уже было, там же все дерево срезано, с двух сторон!

Мария Петровна. Это память! Ей еще моя бабушка пользовалась! А другую доску, гладильную, тоже ты выбросила!

Вика. Зачем она тебе? Она же сломана!

Мария Петровна. Я бы починила! Чехол сшила. У меня ткань есть.

Вика. Ты два года ее чинила, все не починила.

Мария Петровна. Времени не было.

Вика. Мама, дома ступить некуда, хлам один.

Мария Петровна. Это не хлам! Тебе лишь бы все выбросить! Это все мне нужно!

Вика. Что нужно? Вот зачем тебе эти банки майонезные, зачем?

Мария Петровна. Я ремонт буду делать, пригодятся. Это все для ремонта, сделаю — выброшу.

Вика. Когда планируешь начать?

Мария Петровна. Будет время, сделаю.

Вика. А ты меньше по помойкам таскайся, может, и время появится.

Мария Петровна. Позубоскаль мне еще! Как с матерью разговариваешь? Я все Вите расскажу, все!

В окне появляется Виктор. Он приставляет руки к стеклу и вглядывается в помещение. Мария Петровна и Вика его не видят.

Вика. Что? Что ты ему расскажешь? Про доски свои зачуханные? Не позорься.

Мария Петровна. Это ты не позорься, учиться не пошла, сидишь у матери на шее!

Вика. Я работаю!

Мария Петровна. Что это за работа такая, танцульки по ночам?

Вика. Мама, что ты опять начинаешь?

Мария Петровна. Я начинаю? Конечно, сразу я начинаю! Это ты начинаешь! Ты!

Вика. Нет, это ты опять начинаешь, ты уже…

Виктор громко стучит в окно.

Вика. Мама!

Мария Петровна. Витя! Витенька!

Мария Петровна открывает окно, через него залезает Виктор, на нем спортивный костюм и классические туфли.

Виктор. Ах-ха-ха, здорово, мамаша!

Мария Петровна. Витя? Витенька приехал! Сыночек!

Мария Петровна бросается обнимать и целовать Виктора.

Виктор (Вике). Здарова, сестреныш. Иди-ка сюда, обниму.

Вика. Не лезь! Не трогай!

Мария Петровна. Вика!

Виктор. Ишь ты, нежная какая! Брезгуешь?

Мария Петровна. Ее зависть, Витя, гложет, посмотри, она позеленела даже. Да ну на нее, не обращай внимания. Витенька, мальчик мой, приехал! Похудел-то как!

Виктор. Да ладно тебе охать-ахать, главное, что живой, остальное своруем!

Мария Петровна натянуто смеется. Виктор смеется в полный рот, видно, что у него нет передних зубов.

Мария Петровна. Витя, а что с твоими зубами?

Виктор: Работа у меня непростая. (Смеется.)

Мария Петровна. Ты голодный?

Виктор. А как сама-то думаешь?

Мария Петровна. Я приготовлю, сейчас придумаем что-нибудь, сейчас.

Вика. Ты бы помылся для начала.

Виктор. Не хочу, все равно не отмыться. Жрать охота.

Мария Петровна. Сейчас, сейчас Витя, все сделаю, ты пока садись.

Виктор. Спасибо, сесть я всегда успею.

Мария Петровна начинает суетиться на кухне, разогревает еду. Виктор садится на табурет. Вика молча смотрит в окно. Мария Петровна накрывает на стол, Виктор жадно ест.

Виктор. Не рада что-то мне сестренка.

Мария Петровна. Витя, это такой характер, совсем невозможный. Если бы ты только знал, как с ней тяжело! Как хорошо, что ты приехал! Ой, Витя! Смотрю на тебя, а самой не верится. (Сем) Семь (Здесь подчеркнуто произношение? См.ниже) лет не виделись. Может хлеб помельче порезать? Тебе так неудобно кусать?

Виктор. Нормально. Я привык.

Мария Петровна. Пашешь, здоровье губишь. Как надумал-то приехать? Чего раньше-то не приезжал?

Виктор. Не отпускали.

Мария Петровна. На работе тебя, значит, любят, ценят, раз не отпускали.

Виктор. Любят, еще как любят. (Смеется.)

Мария Петровна. Расскажи, хорошо там, в Америке? Или тяжело очень?

Виктор. Да непросто было, первое время особенно. Долго привыкал.

Мария Петровна. А что там тебе нравится больше всего? Чего у нас нет?

Виктор. Свобода мне нравится.

Мария Петровна. Ста(?)туя ихняя, что ли?

Виктор. Ага, статуя, у которой нету… (Смеется.)

Мария Петровна. Ну, а девушку нашел там себе?

Виктор. Была у меня как-то заочница одна, давно. Ради прикола.

Мария Петровна. На заочном училась? На кого?

Виктор. Училась, ага. (Смеется.)

Мария Петровна. А Вика не стала учиться. Я уж не хотела тебе говорить, что б ты не переживал. Но скажу, чего перед родными таить. Работает в ночном клубе. Позор-то какой!

Виктор. А что, за встречу и сто грамм не нальете?

Мария Петровна. Так это, Витя, я ж не пью. И Вике не разрешаю.

Виктор. Зато я пью.

Вика. Мама, иди купи. Порадуй сыночка любимого.

Мария Петровна. Да, да, бегу. Сейчас, Витенька, все будет. Бегу-бегу!

Вика. Смотри, не споткнись.

Мария Петровна уходит.

Вика. Я же писала тебе, чтобы к матери не являлся.

Виктор. А ты что такая грубая?

Вика. Я тебе же объяснила, она верит, что ты в Америке, она же не знает ничего. Ей не надо это знать. А у тебя на роже написано: зэк! Она же не дура, она же догадается.

Виктор. О, как ты о матери печешься, похвально, похвально.

Вика. Ты зачем явился, мы же договаривались ей ничего не говорить!

Виктор. А куда мне идти, по-твоему? На помойку?

Вика. Да хоть бы и на помойку. Тебе там самое место.

Виктор. Слышь, ты пасть-то прикрой!

Вика. Это у тебя пасть. Что с твоими зубами?

Виктор. Выпали.

Вика. Ага, выпали. Я же не тупая. В интернете читала.

Виктор. И что же ты там вычитала?

Вика. Ничего. Отстань.

Виктор. Дура ты, все-таки, Вика. Раз уж я из Америки приехал, так ты бы на шею мне должна была броситься, радоваться. Сама же и палишься.

Вика. Ты тут жить собираешься?

Виктор. Пока да, дальше видно будет.

Вика. Шел бы к своей заочнице, или как там она называется?

Виктор. Сдулась она, замуж вышла. Да ладно ты, не кипишуй, Викуля. Все нормально будет, обещаю.

Вика. Где-то я уже это слышала.

Виктор. Не думал я, что ты так меня встретишь.

Вика. Как?

Виктор. Так.

Вика молчит. Виктор ест, громко чавкает. Входит Мария Петровна с пакетами.

Мария Петровна. Мне так повезло, сегодня почти все по акции купила. Тут, все, в нашем магазинчике. Никуда и бегать не пришлось. Вот, устроим праздник, посидим вместе. (Достает покупки.) Я виноград купила, россыпью, и еще бананы со скидкой. Они черные. Но внутри-то нормальные. И помидоры. Помялись, но это хорошо, это значит, натуральные, без ГМО.

Виктор. Водку-то купила?

Мария Петровна. И водку купила, а к ней стопка бесплатно, замечательно как.

Виктор. Надо набор собрать будет.

Вика. Ты попойки тут собрался устраивать?

Мария Петровна. Мы семь лет не виделись, а ты злая такая, противно смотреть. (Виктору.) Я тебе Витя, еще вот футболку взяла. Хэ бэ!

Виктор. Ништяк!

Мария Петровна. И носочки.

Виктор. Ну, давай, дерябнем уже, обмоем обновки.

Виктор открывает бутылку, наливает себе и выпивает.

Виктор. Я на пробу, вдруг отрава. За Америку!

Виктор снова выпивает один.

Виктор. Хорошо пошла, родная!

Мария Петровна. А что там, в Америке, водки нет?

Виктор. Водки! Ничего там нет. Голяк.

Мария Петровна. Витя, а вот скажи, ты там негров видел? У них, правда, ладошки розовые?

Виктор. Ой, мама! Знала бы ты, какие там, в Америке, негры! За негров!

Мария Петровна. Ты надолго приехал?

Виктор выпивает.

Виктор. Как пойдет. Вот водочка хорошо пошла, хорошо.

Виктор выпивает.

Мария Петровна. Витя, ты отпуск взял?

Виктор. Отпуск.

Мария Петровна. У тебя там дом, да? Большой?

Виктор. Большой, комнатки тесные, правда, но зато их много.

Мария Петровна. А тебе не одиноко там?

Виктор. Так я там не один же.

Мария Петровна. Друзей много?

Виктор. Ага, друзей. (Смеется.)

Мария Петровна. А ты с ними на каком языке разговариваешь? На американском?

Виктор. А со всеми по-разному. Я же полиглот. (Смеется.) За Америку!

Виктор выпивает.

Вика. Ты не разогнался ли?

Виктор. Ут-тю-тю, кто это завякал?

Виктор снова выпивает.

Мария Петровна: Вика, пусть выпьет человек.

Вика. Человек? Он больше на свинью похож.

Виктор. Ты, животное, за базаром следи.

Мария Петровна. Витя, Вика, не ругайтесь. Как маленькие, совсем как в детстве. Постоянно что-то делили, ругались! Витя, а я кое-что для тебя сберегла. Очень ценная вещь!

Виктор. Ценная?

Мария Петровна. Очень!

Мария Петровна быстро уходит в комнату и возвращается с какой-то тряпкой.

Мария Петровна. Вот. Сохранила, сберегла.

Виктор. Что это?

Вика. Твои ползунки, не узнал? (Смеется.)

Виктор. Что?

Мария Петровна. Ты их так любил. Они же дефицитные такие были. И даже не ползал маленький, ты сразу пошел, не как Вика, та весь мусор на корячках собирала. А ты раз — и пошел! И я сразу поняла, что много достигнешь, настоящим человеком вырастешь!

Виктор. А где ценность-то?

Мария Петровна. Как где? Вот. Память же.

Виктор. А поценнее ничего нету?

Мария Петровна. Поценнее? Только вы.

Виктор. Ясно. За нас тогда, за нашу семью!

Виктор хочет налить еще водки, но бутылка пуста.

Виктор. А водочка-то тю-тю!

Мария Петровна. Еще сходить?

Вика. Совсем больная что ли?

Виктор. Не надо, я сам. Сам схожу.

Виктор залезает на подоконник, открывает окно, садится, свешивая ноги на улицу.

Вика. У нас так-то дверь имеется.

Виктор. А я так хочу. Я у себя, в Америке, только так и хожу, через окно.

Мария Петровна. Витенька, а ты в Америке…

Виктор. Мам, денег дай, а то я это… кошелек украли.

Мария Петровна. Вот сволочи, за иностранца приняли. (Дает ему денег.)

Виктор. Ну, еще соточку накинь хотя бы, не жмись, родная моя! Окно не закрывайте, спать ложитесь, я скоро приду. Прогуляюсь перед сном.

Мария Петровна дает еще (деньги) денег (?), Виктор спрыгивает с подоконника на улицу и уходит.

Мария Петровна. Хорошо, что у нас первый этаж.

 

Вика. Окно закрой, дует.

За Америку! (мягкая обложка)

Автор: Бронникова Екатерина
Издательство: ФТМ (Москва, Россия)
Год издания: 2016
ISBN: 978-5-4467-2675-2

Подробнее...
 

За Америку!

Автор: Бронникова Екатерина
Театр: МБУК Межпоселенческий центр культуры и досуга (Усмань, Россия)
Премьера: 2018
Режиссер-постановщик: Владимир Коровин
Инсценировщик/либреттист:
Композитор:
Веб-сайт театра: http://usmandk.ru/

Подробнее...
 

<<Назад

HotLog    @Mail.ru